Личность и сознание нации

Вот и закончилась очередная нобелевская неделя. Уже долгое время, ежегодно, она держит в напряжении и надежде довольно большое количество людей разных стран. И все мечтают, чтобы их земляк получил звание нобелевского лауреата. Ведь оно еще в большей степени чем другие звания принадлежит не только его владельцу, но и целому народу. И есть предметом гордости всей нации.

В этом соревновании за Нобеля нет видимых победителей. Зато здесь каждый болельщик, который хоть немного интересуется этим процессом, не только сторонник или антипод конкретного претендента на Нобеля, но и квалифицированный судья. Судья, от которого ничего не зависит, но который имеет каждый раз свое устойчивое мнение о том, на само ли деле в этот раз нобелевская комиссия хоть приблизительно выполнила завещание покойного Альфреда.

Белорусы тоже уже не первый раз внимательно и с надеждой следят за этим закулисным шоу. Такие номинации как физика, химия или медицина нас мало интересуют. Достаточно зайти в любую неспециализированную поликлинику, чтобы понять, что давать нам награды в области медицины – это издевательство над медициной. Ну а самоцель коммерческого набора студентов из Азии в белорусские вузы перечеркивает все надежды на развитие подлинной науки, и ярко показывает, какое к ней у нашего руководства отношение. Поэтому если в Беларуси возникнет гений – самородок физик, то его или затопчут по месту работы, или он получит престижную награду в качестве гражданина другой страны.

Другое дело литература, или премия мира. Здесь мы уже не первый год фигурируем. В первой номинации нас представляла писательница Светлана Алексиевич. Во второй правозащитник, и тоже писатель Алесь Беляцкий. Люди это достаточно известные. Если в Гугле набрать по-белорусски слова Светлана, то первым продолжением вылезает надпись Алексиевич. Ну а если набрать Алесь, то как продолжение видим слово Беляцкий. Впрочем, если слово Алесь набрать переключившись на русский язык, или по-английски, то продолжением все равно будет Беляцкий.

Другое дело с Алексиевич. В русской и английской версиях ее опережают другие Светланы. Хотя пишет она по-русски, а живет в Европе.

Вот и в бурных дискуссиях на социальных сетях, которые развернулись вокруг ее кандидатуры, наиболее обсуждали языковой аспект. Может русскоязычный автор представлять белорусский литературу и, соответственно, культуру? И очень много респондентов сказали что нет. Мол, это будет только ее личная премия. Если будет. Возможно, она как личность ее заслуживает своим талантом и трудолюбием. Но мы, нация, не желаем считать эту премию своей. Ведь нам нужно не белорусская прописка, а белорусское творчество.

Совсем иной характер приобрело обсуждение кандидатуры Беляцкого. Здесь преобладало мнение, что если нобелевский комитет не даст эту премию белорусскому правозащитнику, то это неведение самого комитета. Ибо кого же тогда награждать, если не Беляцкого!

Как ни парадоксально это звучит, но на этом примере видно, что белорусы, хотя бы активная часть, после непонятного перерыва снова начинают заявлять о себе как о самодостаточной, полностью сформированной древней нации. Мы уже не радуемся как дети мировому признанию тех представителей своего народа, к которым имеем замечания. И не ищем одобрения и похвалы других, как школьники средних классов. Мы уже сами себе придаем право давать высокую оценку тем, кого хотим возвеличить. А если кто-то другой их недостаточно заметил, то это проблема кого-то, а не наша. Мы обойдемся и без Нобеля. Но не обойдемся без Беляцких. Ведь до нас снова дошло, что Отчизна это не только территория, как думают захватчики и марионеточные режимы, но и сумма подвигов и свершений лучших представителей нашего народа, помноженная на национальное сознание.

В этом году белорусы Нобеля снова не получили. Но мы, белорусская нация, своего Нобеля Алесю Беляцкому уже дали. Мы его деятельность и его жертву оценили должным образом. Ну а нобелевский комитет еще не потерял последнего шанса реабилитироваться в наших глазах. Подождем следующего года.

harodniaspring.org

Другие политические заключённые