Марина Адамович: В тюрьме Статкевича еще не включили отопление

Николай Статкевич пользуется очками, которые не соответствуют его зрения. Об этом сообщила супруга политзаключенного Марина Адамович. По словам Марины, зрение у Статкевича начало резко портиться еще в тюрьме КГБ в начале 2011 года. Тогда бывшему кандидату в президенты передали очки, которыми он до сих пор пользуется, хотя зрение еще больше изменилось:

«Пошла я в оптику и сказала, что нужно купить то, не знаю что. Объяснила, что человек никогда не пользовался очками, такой и такой возраст, но теперь за решеткой и плохо стал видеть. В результате приобрела очки 1,5 или 2 плюс, с приблизительным размером между зрачками. Передала эти очки, их приняли, и он до сих пор ими пользуется. Его сейчас якобы осмотрел врач-окулист, выписал очки на определенный размер, но пока все по-прежнему. Я регулярно передаю ему специальные лекарства для влажности глаз. У него очень сохнут глаза, пэотому все время он просит специальные лекарства от этого. И все равно продолжает много читать и пишет письма. Также учит английский язык. Шутит, что у него будет жуткий прононс, но читать сможет. Ведь он очень упрямый».

По информации Марины Адамович, в Могилевской тюрьме, где как злостного нарушителя режима держат бывшего кандидата в президенты Николая Статкевича, еще не включили отопление и заключенные страдают от холода. Когда я позвонил в тюрьму, чтобы выяснить, включили отопление, сотрудник администрации с уверенностью сообщил, что «в его кабинете всегда тепло», а вот про отопление в камерах заключенных говорить отказался:

«Приезжайте к нам, получите разрешение, и вам все покажут».

На вопрос, тепло в колонии или нет, не взялась ответить жена политзаключенного Алеся Беляцкого Наталья Пинчук. Наталья на днях получила письмо от Алеся, но эту тему обходит. «Это же об условиях содержания, и такие сведения могут ему повредить», – объясняет жена политзаключенного. Наталья Пинчук процитировала выдержки из последнего письма Алеся Беляцкого:

«Ходил в лавку и за оставшиеся 40 тысяч купил кусок сыра, пачку вафель, что-то еще – и деньги закончились».

По словам Натальи Пинчук, заключенному Бобруйской колонии Алесю Беляцкому как злостному нарушителю режима позволяют потратить в тюремном магазине только 100 тысяч. «Этого очень мало, чтобы как следует подкрепиться”, – считает жена заключенного.

svaboda.org

Другие политические заключённые