Павел Северинец: Изменения в Беларуси должны произойти вскоре

Через два месяца закончится срок заключения сопредседателя БХД Павла Северинца. Политик отбывает трехлетнее наказание за Площадь-2010 в спецкомендатуре в деревне Куплин Пружанского района. Павел рассказал palitviazni.info, что во время пребывания на химии получил более двух тысяч писем, несмотря на многие ограничения, прежде всего через переписку имеет новые знакомства, удалось опубликовать много мыслей в независимых СМИ.

– Павел Северинец: Несмотря ни на что, мне кажется, что это время на “химии” я провел достаточно плодотворно.

– Павел, вскоре произойдет освобождение Дмитрия Дашкевича. Но даже во время заключения над ним уже установлен превентивный надзор. Будут ли применены какие-то меры ограничения в отношении Вас?

– Павел Северинец: Я читал в Уголовном кодексе статьи о превентивном надзоре. И в законе четко прописано, что такая норма в отношении тех, кто отбыл наказание на “химии”, не применяется. Это ограничение часто применяется к тем, кто отбыл лишение свободы в тюрьме. Но при нашем режиме, во-первых, я не уверен, что выйду на свободу через эти два месяца, а во-вторых, нет уверенности, что что-то не придумают. У нас закон как дышло, а мы это точно знаем. Ну и в-третьих, выход на свободу в нашей действительности – это просто выход в ограниченную свободу номер два. Вся страна живет в таких условиях.

– Как-то раньше достаточно часто применялось словосочетание “бывший политзаключенный”. Последние же годы ситуация достаточно сильно изменилась и эта формулировка сейчас неактуальна. Почему, по Вашему мнению, произошли такие изменения в стране?

– Павел Северинец: Действительно, эти изменения прежде всего заключаются в том, что власти просто перестали искать какие-то креативные пути, а вот одних и тех же людей, которые вызывают подозрения, или раздражения своей позицией, деятельностью, они их любым способом пытаются сломать, либо нейтрализовать . Что мы и видим на примере Еременка, Парфенкова. И это обычная логика развития диктаторского режима. Это же самое и в грешной человеческой природе заложено: жажда неограниченной власти. Если это желание не сдерживать своими собственными усилиями, либо с помощью общества, то получится вот такой результат: захват заложников, закручивание гаек, нагнетание страха в обществе.

– Но эта логика развития приводит к тому, что действия самой власти все больше и больше теряют логику. Трудно понять задержание ксендза Владислава Лазаря, обвинение Андрею Гайдукову.

– Павел Северинец: Здесь я конкретизирую, что речь идет о логике развития зла. Мания, подозрительность – обязательные признаки диктатуры. Люди, которые также мыслят такими же категориями, будут занимать все более высокие должности, будут принимать решения. Но в конце концов страна просто подойдет к такому моменту, при котором все диктатуры просто разрушались. Так и для людей, и для Бога существует предел терпения. Капля, которая переполнит чашу, также мы увидим это и в нашей стране.

– Что же может стать этой последней каплей для белорусов?

– Павел Северинец: Действительно, белорусы терпят долго, но если уж дойдет до края, то тогда держись… Мы видели эти моменты, когда заканчивалось терпение и в 90-е годы. Были и другие примеры личного мужества, жертвенности. Это все действительно имело место. Были примеры и выступления белорусов, прежде всего связанные с экономическим требованиями. Возможно, что белорусское сопротивление не совсем такое яркое как у украинцев, или поляков. Но это будет по-белорусски и обязательно будет. А вот когда это произойдет, все зависит от нас самих. Насколько каждый из нас будет на своем месте делать все зависящее от себя. И я убежден, что ситуация в стране изменится очень быстро. Даже за считанные месяцы. Время сейчас совсем не то, и на перемены нет нужды тратить десятки лет.

– Павел, что касается условий содержания в местах заключения. По скромной информации из тюрем, знаем, что на политических заключенных постоянно оказывается давление, пытки. Как относились контроллеры к Вам на “химии”?

– Павел Северинец: На “химии” достаточно много ограничений. Прежде всего невозможно свободно перемещаться. Без разрешения начальника даже нельзя условно говоря на 50 метров отойти подальше. Существенные ограничения также во времени. Обязательная работа. Причем рабочий день минимум восемь часов. Когда находишься в самой комендатуре – то непременно просмотр передач белорусского телевидения. Достаточно много поверок. Но это не тюрьма. Здесь есть мобильная связь, не запрещены встречи с друзьями, знакомыми. Также и есть свободное время. Здесь не сравнить с условиями, в которых оказались Николай Статкевич, Алесь Беляцкий и другие политические заключенные. Что касается отношения со стороны администрации, то оно было ровное. Просто все понимали, что если будет открытое давление – то сразу же информация об этом попадет в интернет, станет известно об этом многим людям. Безусловно, никто из милицейских начальников не желает стать лицом, которому не падают руки даже в их родном городе. Конечно, ситуация с тюрьмами намного более сложная, так как информации оттуда почти не поступает. Но и там этот принцип как-то работает и это сильно сдерживает карательную систему страны.

– А насколько мерой сдерживания может быть будущая люстрация в стране? На сегодня, после появления огромного количества политических заключенных, мы знаем фамилии очень многих лиц, которые принимали участие в пытках узников совести. Какая судьба их ждет?

– Павел Северинец: Мое отношение, позиция БХД достаточно проста: все должно быть по закону. Если определенные люди нарушили законодательство – то они должны и отвечать по закону, в том числе и международных конвенций. Но никакой общей такой мести не должно быть. Нет нужды проводить массовую люстрацию лиц, которые занимали какие-то государственные должности. Ведь большинство чиновников отвечают за экономические решения. Но в действительности те, кто нарушал законы прежде всего против личности, против общества, против независимости, ответят. Или должны убегать и скрываться до конца жизни в каких-то других странах. Поэтому, прежде всего, когда был нарушен закон – должна быть ответственность за это.

 

Зьвязаныя навіны:

Другие политические заключённые