Игорь Гузь: Общее у нас – это диктатура (фото)

Специально для сайта palitviazni.info на вопросы ответил депутат Волынского областного совета, основатель и бывший глава всеукраинской молодежной организации “Национальный Альянс”, координатор центра регионального развития «Сотрудничество без границ» Игорь Гузь.

– Вы один из немногих украинских политиков, который уже длительное время поддерживает связи с молодежными белорусскими политическими и общественными организациями. Когда и с чего началось это сотрудничество?

Игорь Гузь: Впервые я посетил Беларусь в 2003 году, когда меня пригласили на съезд “Молодого фронта”. Тогда Павел Северинец ушел с должности и было два кандидата – Сергей Бахун и Дмитрий Дашкевич. Далее наладились определенные отношения, но основные события произошли в 2005 году во время “Чернобыльского шляха”, когда меня и четырех моих соратников задержали. За участие в акции нас посадили на сутки. Мы объявили голодовку и во время нахождения под арестом ничего не ели. Было много “приключений”, мы были избиты омоновцами, а возвращение в Украину было “очень интересным”, ведь за нами следили и т.д. По сути события в 2003-м и 2005-м годах послужили причиной того, что меня заинтересовала ситуация в Беларуси.

– Расскажите пожалуйста, как вы познакомились с лидером “Молодого фронта” Дмитрием Дашкевичем?

Игорь Гузь: Познакомились в 2005-м году, когда мы несколько дней перед “Чернобыльским шляхом” были в Минске, тогда Дмитрий показал нам город, рассказал о ситуации в Беларуси. После этого он неоднократно был у нас в офисе в Киеве, Луцке, а также на различных семинарах, у нас завязались дружеские отношения. Сегодня этого человека просто уничтожают.

– Почему вы решили начать сотрудничество именно с “Молодым Фронтом”?

Игорь Гузь: По убеждениям я националист, поэтому еще в конце 90-х я следил за деятельностью белорусских патриотических организаций, среди которых был “Край”, “Белый Легион”, но где-то в середине 2000-х они исчезли, а Белорусская Партия Свободы уже не имела былой мощи. “Молодой фронт” – это консервативно-христианская организация, патриотическая, известная. Именно поэтому в 2005 году “Национальный Альянс” подписал договор о сотрудничестве с “Молодым Фронтом”, уже позже мы наладили связи и с “Молодежью БНФ”, но это было гораздо позже, первой организацией был “Молодой Фронт”.

Зміцер Дашкевіч Ігар Гузь

Подписание договора о сотрудничестве между “Национальным Альянсом” и “Молодым Фронтом” (2005 г.)

– Вы тоже в свое время стали жертвой репрессивной системы Беларуси, расскажите о своем опыте.

Игорь Гузь: Это было во время “Чернобыльского шляха” в 2005-м, когда мы подняли украинские флаги на акции, это было через несколько месяцев после “Оранжевой революции”. Лукашенко и вся система боялись потому, что “оранжевая революция” подняла дух многих белорусов. Во время самой акции, нас, украинцев было пятеро, мне разбили губы, порвали мое удостоверение, я на то время был депутатом Луцкого городского Совета, после этого нас отвезли в РОВД. Потом был суд, где мне и еще двум парням дали по 10 суток, одному 15, и еще одному 9, всех нас отправили на Окрестина. Что касается Окрестина, то в принципе условия, как и у нас, так как когда-то во время акции “Украина без Кучмы” я находился под арестом в нашем спецприемнике. Мы объявили голодовку, потому что были подозрения, что нас могут посадить на более длинные сроки, чтобы боялись другие. В Украине наши соратники организовали пикетирование белорусского посольства, за нас вступились многие украинские политики, в том числе и президент Виктор Ющенко. Голодать было довольно трудно, 10 дней пили только воду и соки, так как опыта не было, но мы выдержали. В первые дни было очень тяжело, но дальше голодовка проходила нормально. К сотрудникам Окрестина замечаний не было, так как они относились достаточно нормально, поэтому в принципе это был довольно полезный опыт. После того, как нас освободили, мы на микроавтобусе нашего посольства кружили по Минску, ведь за нами следили. К государственной границе нас сопровождал КГБ, что они от нас хотели, я до сих пор не знаю.

Чарнобыльскі шлях 2005

Чарнобыльскі шлях 2005

“Чернобыльский шлях” в Минске (2005 г.)

– Тема политзаключенных в Украине также стала актуальной, что на ваш взгляд у нас общего, а что отличается?

Игорь Гузь: Нет кривя душой скажу честно, последние 10 лет я постоянно слежу за тем, что происходит в Беларуси. При том, что у нас сейчас за решеткой находится Юлия Тимошенко, сидят еще несколько политзаключенных, у нас очень много оптимистов, так как в парламенте 200 депутатов-оппозиционеров, и 10 тысяч депутатов в местных Советах. Есть шанс изменить диктатуру Януковича, есть поддержка людей, ведь по 50 тысяч выходит, хотя есть и разочарование в “Оранжевой революции”, но есть серьезные силы. Я в последнее время стал большим пессимистом относительно того, что происходит в Беларуси, потому что не представляю действенных механизмов изменений. Слабые партии и общественные организации, но это не главная проблема, так как мне кажется, главная проблема Беларуси – это сами белорусы. На акциях протеста, которые проходили после выборов в 2006-м и 2010-м годах было 15-25 тысяч, но это не то количество людей, которое может сбросить диктатуру. Для такой страны нужно, чтобы было 100 тысяч. При том, что Лукашенко не такой старый, поэтому я не вижу механизмов для изменений в ближайшее время. Можно говорить о “Народном собрании”, “Народном референдуме”, потому что я читаю “Белорусский партизан”, “Хартию’97”, “Нашу Ниву”, постоянно стараюсь быть в курсе, но честно говоря, я такой возможности не вижу. Россия и Запад играются с Беларусью, “бросают куски”, забирают, а то, что Макею разрешили поехать в Европу – это ужас. Общее у нас – это диктатура, но разница в том, что Украина имеет реальный шанс изменить ситуацию. Все в руках народа, а также лидеров оппозиции – Кличко, Яценюка, Тимошенко и Тягнибока. В Беларуси к большому сожалению я таких механизмов на ближайшее время не вижу.

Флэш моб у Варшаве

Флэш моб у Варшаве

Флешмоб в поддержку демократии в Беларуси (Варшава, 2005 г.)

Акцыя Вільня

Белорусско-украинско-литовская акция в Вильнюсе (2006 г.)

– Что для освобождения политзаключенных делается в Украине, и что бы Вы могли посоветовать белорусам?

Игорь Гузь: У нас было два основных политзаключенных – это Юлия Тимошенко и Юрий Луценко. Есть другие люди, которые сидят, они тоже очень важны для украинского дела, тут нет вопросов. Луценко на свободе, а Тимошенко остается за решеткой. Я скажу так, мы не сможем освободить Тимошенко, как вариант, ее могут выслать за границу – это может быть один из вариантов. Я думаю, что она может согласиться. Другие механизмы такие же, как и в Беларуси – собираются подписи, делаются обращения к европейскому сообществу, принимаются разного рода меры и т.д. С Луценко прошло, Янукович его освободил, а с Тимошенко пока нет, поэтому ничего серьезного я посоветовать не могу. Мы понимаем, что если Тимошенко будет на свободе, то режим Януковича рухнет только потому, что у этого человека очень сильная энергия, сила воли и харизма. При всех своих минусах, она все-таки политик № 1 в стране, и Янукович это понимает. Не знаю будет ли она на свободе в стране, но надеюсь на то, что ее как минимум отправят за границу на лечение, где она сможет продолжить оппозиционную деятельность. А вернуться она сможет через полтора года, когда мы свергнем режим Януковича…

Ігар Гузь Юлія Цімашэнка

Игорь Гузь и Юлия Тимошенко во время оппозиционного митинга в Луцке (2010 г.)

– У ЕС и гражданского общества Беларуси существует дискуссия относительно стратегии дальнейших взаимных отношений. Как Вы считаете, должно ли освобождение политзаключенных быть предпосылкой какого-либо диалога?

Игорь Гузь: У нас осенью будет обсуждаться подписание соглашения о партнерстве между Евросоюзом и Украиной, одним из условий, даже не наших, а Евросоюза, является освобождение политзаключенных. Сама Юлия Тимошенко написала в письме, что не стоит ставить освобождение политзаключенных или ее, как условие будущего вступления Украины в Евросоюз. Например, наша украинская власть хочет идти в Европу, но она должна освободить политзаключенных. То же самое и в Беларуси, но это другая ситуация, потому что она не просто не идет в Европу, эта власть даже не присутствует в Совете Европы. Европа должна принять Беларусь, но это сложный вопрос.

palitviazni.info

Фото: guzj.info

 

Зьвязаныя навіны:

Другие политические заключённые