Опять «дестабилизация обстановки». Теперь в деле Гайдукова.

С 12 июня В Витебске судят 23-летнего рабочего новополоцкого завода “Нафтан” Андрея Гайдукова, обвиняемого в измене государству. Молодому человеку грозит от 7 до 15 лет тюрьмы. Суд проходит в закрытом режиме. Сотрудники милиции и спецслужб не пускают в здание активистов, родственников Гайдукова, представителя Евросоюза, правозащитников и прессу. Журналистам мешают работать – получать информацию и даже делать снимки снаружи, возле здания суда. Кроме того, по свидетельства очевидцев, людям абсолютно безосновательно угрожают задержаниями.

Таким образом, информации по делу Гайдукова очень не хватает. Фактически сведения о любых деталях тщательно блокируются властями. Андрей Гайдуков был задержан КГБ 8 ноября 2012 года и обвинен в сотрудничестве с иностранными спецслужбами. Официальные представители силовых ведомств сообщали, что поймали “шпиона” якобы во время закладки секретной информации в тайник. Никакого подтверждения этому, однако, общественности до сих пор не представлено. Более того, за прошедшие со дня ареста семь с лишним месяцев нет уточнений, в чем именно была “измена Родине” со стороны Гайдукова и на какую страну он работал. Сначала сообщалось, что якобы на США. Но прошло следствие, начался судебный процесс, а вокруг темы “шпионажа” и “измены” установилось полное официальное молчание. Более полугода арестованного “шпиона” держали то в витебском СИЗО КГБ, то в минской “американке”, печально известной пытками оппозиционеров после Площади-2010 и содержанием расстрелянных по делу о взрыве в метро Коновалова и Ковалева. Гайдуков все это время не имел свиданий с родственниками и почти не писал писем. “Весна” и другие правозащитные организации били тревогу: по аналогии с упомянутыми выше делами, появились серьезные подозрения, что на Андрея оказывается сильное моральное давление и применяются пытки.

При таком нагнетании тотальной безвестности настоящим информационным прорывом выглядит письмо Андрея Гайдукова, которое получила накануне суда витебский координатор комитета по созданию БХД, мать политзаключенного Татьяна Северинец. Цитаты из письма и его фотокопию разместила 12 июня на своем сайте независимая газета “Наша Ніва”.

“Я обвиняюсь в том, что мог угрожать национальной безопасности, – пишет Гайдуков, – что характеризуется как посягательство на конституционный строй Республики Беларусь; навязывание Республике Беларусь политического курса, который не соответствует ее национальным интересам. Характер возможного ущерба может выражаться в дестабилизации социально-политической ситуации. В том, что искал финансирование на свою деятельность в фонде посольства США (ЦРУ США по версии КГБ). (Подчеркивания автора письма. – palitviazni.info)

Вследствие дефицита информации по делу Гайдукова правозащитники еще не смогли вынести взвешенное решение, является ли Андрей Гайдуков политзаключенным. Тем не менее, ряд оппозиционных и общественных организаций в Беларуси уже провели акции в поддержку его именно как жертвы политических репрессий режима Лукашенко.

Андрей Гайдуков, по словам его матери, – личность разносторонняя. Работу на “Нафтане” он совмещал с учебой на заочном отделении Полоцкого университета. Летом 2011 Андрей принимал участие в акциях “молчаливой революции” в Минске. Как следует из рассказов друзей Андрея, во время этих акций он познакомился с Евгением Константиновым, который привлек его к сотрудничеству в «Союзе молодых интеллектуалов”, которым он управлял. Скоро Андрей Гайдуков стал его заместителем. Андрей пытался зарегистрировать общественную организацию как международную.

palitviazni.info

 

Зьвязаныя навіны:

Другие политические заключённые