Вячеслав Дашкевич: Живи сын! Живи верой!

Тяжесть политических репрессий в полной мере ложится не только на самих репрессированных, но и на их близких. Отец лидера “Молодого фронта” Дмитрия Дашкевича, Вячеслав Владимирович, живет в Старых Дорогах. Ему уже за 70. Жена умерла полтора года назад. Ей было всего 53 года – не выдержало сердце.

Вячеслав Дашкевич сейчас тяжело болеет, но борется с болезнью, чтобы дождаться сына. Он рассказал о своей жизни и надеждах в беседе с журналистом «Радио Рация».

РР: Как Вы чувствуете, скоро закончатся страдания вашего сына?

Вячеслав Владимирович: Хотелось бы в это верить. Но, к сожалению, ситуация пока не такая. Все, кто не согласен, всех давят. Все должны говорить: “Ура!” И “Спасибо!” А он думает по-другому. У нас этого не ценят и вообще никогда не ценили.

РР: Какая сейчас ситуация с Вашим сыном, что Вы об этом знаете?

Вячеслав Владимирович: Его невеста Настя звонила, говорила, что он в гродненской тюрьме. Конечно, всякая тюрьма – это тюрьма. Там сидели вроде бы еще повстанцы Кастуся Калиновского. Вроде теперь ему легче, чем в последние дни в Мозыре.

РР: Вот Вы далеко теперь от сына. В мире знают, что есть такой политзаключенный Дмитрий Дашкевич. А знают ли об этом в Старых Дорогах? Как люди к этому относятся?

Вячеслав Владимирович: Люди нередко сочувствуют, восхищаются, бывает по-разному. Бывают случаи, к счастью, не единичные, когда совсем незнакомые люди узнают меня (мы очень похожи). Один незнакомый мне человек, встретив меня в магазине, сказал, что памятник Дмитрию при жизни надо поставить. Это герой! Но Бог всему судья. Даже из Новосибирска получил письмо от женщины, которая через Интернет узнала, что Дмитрию присылают поздравления с 30-летием. С того дня началась их переписка. Она восхищается им и благодарит меня за сына. Но моя заслуга тут минимальна. Может разве какие-то наши с женой гены передались. А так Бог его повел, только Бог!

РР: Вы сказали, что характер у Дмитрия от Вас. Как вы себя в жизни закаляли?

Вячеслав Владимирович: В 1979 году я работал на Колыме заведующим экономическим отделом Ягоднинской районной газеты “Северная правда”. Я осмелился тогда покритиковать газету “Правда”. Это было что-то невероятное! Они напечатали снимки под рубрикой “Там, где правит капитал”. Это были снимки негра, который метет улицу, и женщины, которая копается в мусорке. Были и соответствующие подписи. Меня это возмутило и я написал в “Правду”: “Неужели у нас каждый дворник имеет счет в банке? Нельзя ли найти в нашей стране человека, который что-то ищет на свалке? Ваша газета идет на весь мир. Почему вы себя так оскорбляете? Чему я у вас могу научиться?” А сам думаю, что теперь со мной будет? Через месяц получил ответ: “Ваши ценные замечания будут учтены в нашей дальнейшей работы”.

РР: Когда происходили бесконечные задержания и аресты Дмитрия, Вам же тоже “доставалось” от спецслужб? Вы ведь тоже почувствовали их давление?

Вячеслав Владимирович: Еще какое! Несколько раз врывались с камерой и начинали все снимать. И обо всем расспрашивали. Было это для меня настолько диким. Я написал прокурору протест. Фильм же впоследствии был по БТ по этому отрывку, хотели скомпрометировать семью Дмитрия. Там сплошная ложь.

РР: Что бы Вы могли пожелать Дмитрию, если бы встретились с ним сейчас?

Вячеслав Владимирович: Не знаю. Очень сложный вопрос. Живи сын, живи! Живи верой. Вера – это огромная сила.

По словам Вячеслава Дашкевича, сила духа его сына помогает выдерживать испытания. “Он мне сейчас больше помогает, чем я ему», – такими словами завершил разговор отец.

Дмитрий Дашкевич в марте 2011 года осужден по сфабрикованному делу о хулиганстве на 2 года заключения. В местах лишения свободы был подвергнут сильному давлению. В колонии № 13 города Глубокое против него возбудили новое уголовное дело за неповиновение требованиям администрации. Он был вновь осужден на 1 год заключения. В Мозырской колонии сразу после перевода на него началось давление и он был помещен в штрафной изолятор. Дашкевича объявили злостным нарушителем режима. Новый суд постановил изменить вид наказания на более жесткий. 7 ноября политзаключенного перевели в тюрьму строгого режима в городе Гродно.

racyja.eu

Другие политические заключённые