Правозащитник Виктор Сидоренко встретился с политзаключенным Васьковичем

14 сентября в Могилевской тюрьме № 4 председатель областной наблюдательной комиссии при Управлении юстиции облисполкома Виктор Сидоренко встретился с заключенным активистом незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия» Евгением Васьковичем.

Поводом для встречи, которую организовало Управление юстиции, стали жалобы на нарушение прав арестованного активиста касательно переписки с родственниками и соратниками.

В наблюдательную комиссию письменно обратился бобруйский журналист Анатолий Санотенко, который обвинил тюремщиков в том, что они намеренно препятствуют переписке Васьковича со друзьями на воле. В обращении журналист требовал восстановить нарушенные права заключенного.

Член Могилевского правозащитного центра Виктор Сидоренко с пропуском, выписанным Управлением юстиции, попал в тюрьму. Около нее ждали вестей от политзаключенного его бабушка Тамара Владимировна и координатор БХД Таисия Кабанчук. Как только правозащитник вышел отсюда, первым вопросом был:  виделся ли он с Евгением?

«С Женей все хорошо. Дали нам с ним поговорить наедине. Деньги он получает. Почту – говорит, что получает. Просил, чтобы мама ему прислала медикаменты. В январе будет свидание у него. Выглядит он нормально. Питание – говорит, что нормальное, только немного ему нужны “Мезин”, у него проблемы с желудком. Я спросил: “Обижают ли его в камере ?” Он ответил, что все нормально. Камера рассчитана на двенадцать человек, а в ней 8-10 бывает. Он веселый и такой выбритый», – рассказал Виктор Сидоренко.

По словам правозащитника, в карцер Васькович попал из-за мелких нарушений относительно формы одежды и содержания своего спального места в камере. Их, отмечает Сидоренко, заключенный признает. Тюремщики пожаловались правозащитнику, что Васькович не хочет трудиться, заявляя, что «на фашистский режим работать не будет».

Слушала Тамара Владимировна рассказ Виктора Сидоренко о жизнь внука в неволе со слезами на глазах, потом добавила:

«Мне кажется, что он не все еще сказал. Он как-то написал, что – бабушка, скажи друзьям, чтобы они о тюрьме ничего не писали. Я как-то ему предложила: “Женечка, да напиши ты то прошение”. Он же ответил, что больше об этом, бабушка, не говори – вопрос закрыт. Я умру, но прошения не подпишу».

Что хотел сказать Евгений фразой: «Скажи друзьям, чтобы ничего не писали про тюрьму», его бабушка не знает, но беспокоится, что за ней ничего хорошего не стоит.

Последнее письмо от Евгения Васьковича родственники получили 3 августа. После этого, как стало известно, Евгений просидел в карцере тридцать дней. Соратники чрезвычайно редко получают от него письма и открытки, хотя сами пишут ему регулярно. На встречу с Васьковичем месяц назад не смог попасть адвокат. Как отмечает Таисия Кабанчук, тюремщики объясняют, что Евгений сам не хочет с адвокатом встречаться.

В мае 2011 года  бобруйский суд признал Евгения Васьковича, вместе с Артемом Прокопенко и Павлом Сыромолотовым, виновным в злостном хулиганстве и в умышленном нанесении ущерба в особо крупных размерах. В ночь с 16 на 17 октября 2010 года парни бросили в здание бобруйского КГБ две бутылки с «коктейлем Молотова». Из исправительной колонии в тюрьму его перевели на три года как злостного нарушителя режима, сделав режим содержания жестче.

svaboda.org

Другие политические заключённые