Милиция отказала Василию Парфенкову в переводе в Дзержинский ЛТП

Об этом стало известно после того, как группа гражданских активистов посетила бывшего политзаключенного Василия Парфенкова в лечебно-трудовом профилактории в Светлогорске 21 ноября.

«Почему Василию не разрешили перевестись из Светлогорска в Дзержинск, в документе из Департамента исполнения наказаний МВД, который он получил, ничего не сообщается», – рассказала корреспонденту «Свободы» кинорежиссер Ольга Николайчик. По словам Ольги Николайчик, с просьбой перевести сына в Дзержинск, ближе к Минску, обращался в милицию также отец политзаключенного Петр Парфенков, но ответа так и не получил. «Скорее всего, также будет отказ», – полагает Ольга Николайчик.

По ее данным, Василий Парфенков хотел перевода ближе к Минску, чтобы родственникам и друзьям было легче посещать его. Одной из причин является и то, что девушка, с которой дружит Василий Парфенков, забеременела. Они предполагали создать семью, и пребывание Василия Парфенкова в Дзержинске было бы для них удобнее.

Что нового об условиях в Светлогорском ЛТП стало известно после посещения этого учреждения активистами?

«На встречу Василий Парфенков пришел с работы, руки избиты. Оказывается, к ним поступил огромный заказ из России на изготовление специальных катушек для электрокабеля, так сейчас его выполняют. А Василий сбивает доски для этих катушек, поэтому руки часто ранит. Но ничего, доволен. Им сказали, что могут на этом неплохо заработать. А до того были зарплаты мизерные. Например, за прошлый месяц Василию засчитали 18 рабочих дней, за которые насчитали 160 тысяч рублей, а получил из них он 40 тысяч, да и то – не наличными, а на карточку, через которую в “отоварке” можно что-то приобрести. Питание там очень скудное, про овощи и фрукты речи нет», – рассказала со слов Парфенкова Ольга Николайчик.

По сведениям Василия Парфенкова, Светлогорский ЛТП размещается в бывшей женской колонии, порядки там – «смесь особого, общего и армейского режимов». В небольшой комнате, где живет Василий Парфенков, находится аж 40 человек, спят на кроватях в два яруса. «Большая давка», – говорит Василий Парфенков. Особенно бывший политзаключенный страдает из-за недостатка объективной информации: большинство независимых газет, на которые его подписали, он так и не получает. Почтой до него доходит только газета «Свободные новости плюс». Мобильным телефоном, который активисты приобрели Василию Парфенкову, пользоваться ему фактически не дают. «Так только с Василием; другим можно звонить, когда придет смс-ка от родственников или друзей», – замечает Ольга Николайчик.

Активистка была очень удивлена ​​тому, что Василий Парфенков даже не знал о том, что 28 ноября над ним будет суд в Минске: по нарушению правил профилактической надзора. «Не исключено, что Василию дадут какой-то другой срок, и его положение изменится, но в худшую сторону», – полагает Ольга Николайчик. При этом она отмечает, что Василий Парфенков в хорошем настроении, благодарил людей за поддержку и солидарность с ним.

По сведениям Василия Парфенкова, сейчас в ЛТП, где он находится, никаких лекарств от алкоголизма он вообще не получает, даже «ромашковый настой», который давали во время карантина, давать перестали. «Трудотерапия – главный лечебный метод в белорусском ЛТП», – отмечает Ольга Николайчик.

svaboda.org

Другие политические заключённые