Слабых не трогают

История «Весны» не закончена, она продолжается дальше.

Весной 2011 года исполнилось 15 лет со дня создания правозащитного центра. Я уже дважды писал об этом еще будучи на свободе, и каждый раз мне кажется, что я не все сказал, что забыл что-то существенное, самое главное. Написанное на бумаге затрагивает какие-то отрывки, фрагменты, воспоминания обстоятельств и желаний. Из описанного выскальзывает дух «Весны». Я разочаровываюсь, потому что я не способен передать атмосферу ее зачатия. Сделать оказалось проще, чем передать тот подъем и вихрь эмоций и чувств, который привел к рождению «Весны». А явление же происходило важное и знаковое для меня лично, для сотен весновцев, для других людей, кто в большей или меньшей степени приобщились к правозащитной деятельности в «Весне», с «Весной» и возле «Весны». Важной была и остается работа по помощи, по сбору и распространению информации, по обучению. А еще более важное и значимое символическое, духовное значение этого ребенка, который был зачат во время “Чернобыльского шляха” в Минске в 1996 году во время избиения демонстрантов и массовых арестов. И не успела «Весна» уверенно стать на ноги, как была лишена Минюстом законных прав на существование в 2003 году. Но не умерла, оправилась и яростно и весело цеплялась за жизнь и жила полной жизнью все последующие нелегкие годы.

То, что «Весна» в таких чудовищно неблагоприятных условиях просуществовала, прожила 15 лет, и как прожила, стала наиболее активной, креативной, наиболее влиятельной и узнаваемой из правозащитных организаций, – это можно назвать чудом. Самое большое чудо, основа «Весны» – это люди, которые были в ней от начала, которые создавали «Весну» в ее яркости и особенности, а типичность – в том, что, слава Богу, не только одна «Весна» может гордиться 15-летним возрастом и историей. Десятки, а то и сотни других белорусских неправительственных организаций имеют такой же длинный и богатый на события жизненный путь. «Весна» – равна прочим, и «Весна» – в авангарде, в первых рядах, там, где и должна быть по своей идее, по своему замыслу и призванию. За это время мы не ослабли, не загнулись, и не маргинализировались. Наоборот, мы стали более опытными, жизнеспособными, креативными.

Все эти мысли обуревали меня накануне юбилея «Весны». Еще в 2010 году в беседах и обсуждениях выкристаллизовывались несколько пунктов, которые хотелось бы нам сделать к юбилею, к апрелю 2011 года. Книжку интервью активистов «Весны», книгу эссе и воспоминаний о жизни «Весны», про нашу правозащитную деятельность, фотовыставку, ряд вечеринок и встреч.

Идея подготовить и издать книжки была моей. Ведь, стоя у истоков создания «Весны», я, как никто, чувствовал мимолетность времени. Эти 15 лет промелькнули, как 15 дней. Я чувствовал насущную необходимость зафиксировать пережитое и нажитое за эти годы в «Весне».

Работа над записью интервью началась еще в 2010 году. Но потом события 19 декабря 2010 замедлили создание книг. А вот фотовыставку за 15 лет жизни и деятельности мы разместили на стенах своего офиса в большом формате, в красивых рамах. Ее открытие мы совместил с приемом для дипломатов и журналистов, организованном нами в связи с 15-й годовщиной «Весны». Пришли пятеро послов и еще дипломатические работники другого ранга вместо послов, которые прийти не смогли.

Я кратко, хотя получилось не совсем кратко, рассказал о пути развития правозащитной мысли, идей и движения правозащитников в Беларуси. И начал со второй половины XVIII века. Великое Княжество Литовское, государство белорусов и литовцев, в то время в союзе с Польшей образовывала Речь Посполитую. В нашей многонациональной, с различными вероисповеданиями стране, несомненно европейском государстве существовала чрезвычайно богатая и передовая на то время философия, была развита общественно-политическая мысль.

В те времена в Беларуси полным ходом шло осмысление человеческого я, правозащитных ценностей в современном их понимании. Появлялись теоретические философские трактаты, посвященные равенству человека, рассматривались другие фундаментальные человеческие права, предлагались теории и планы более справедливого устройства общества. Часто законодателями гражданской, духовной и политической мысли выступали священники, вдохновленные идеями человеческого равенства, которые проповедовало европейское христианство. Также равенство человека поддерживали представители высшего сословия, получившие образование в Европе. Более того, в духе просветительства и реформаторства, новых экономических теорий проводились изменения в экономике, образовании в Великом Княжестве Литовском. Слабость королевской власти сильно способствовала развитию толерантности и свободомыслия.

По понимании свобод, ценности прав человека, активной пропаганде новых идей и их распространении в широких кругах образованного общества, а через образованных людей – еще глубже и шире Великое Княжество Литовское, как часть Речи Посполитой, шло буквально след в след за Францией, где произошла демократическая революция и была принята и провозглашена Декларация прав человека.

В Речи Посполитой и ВКЛ «заразу» свободомыслия придушили соседние абсолютистские, тоталитарные государства – Россия, Пруссия и Австрия. Именно из-за боязни распространения свободомыслия из Речи Посполитой это государство была разорвано на три части, в результате чего Великое Княжество Литовское было занято Российской империей. Это событие коренным образом изменило курс развития Беларуси и втянуло ее в бесконечную череду потерь и трагедий.

Все восстания, которые происходили в Беларуси в 1794, 1830, 1863 годах, имели освободительный и демократический характер. Уже в 1796 году главнокомандующий повстанческой армией в Великом Княжестве Литовском Якуб Ясинский буквально через пару недель после захвата власти в Вильнюсе объявил исторический акт – освобождение крестьян Беларуси и Литвы от крепостничества. Благодаря этому акту, который не успел заработать в полную силу, половина его наспех собранного войска состояло из крестьян-косинеров, которые шли драться с москалями, отстаивать в прямом, буквальном смысле свою свободу. Таким образом, отмена крепостничества в Беларуси впервые состоялась на 65 лет раньше повторной отмены, которая прошла в рамках Российской империи.

А знаменитые слова Кастуся Калиновского, которые он выкрикнул в 1864 году, стоя под петлей. Когда в приговоре его назвали «дворянином Калиновским», он поправил: “У нас нет дворян. У нас все равны!” Гражданское и политическое равенство, владение правами человека всеми без исключения жителями Великого княжества Литовского – это то, чего добивались повстанцы 1863 для всего белорусского народа.

И в XX веке белорусы продолжали бороться за равенство и права человека. В Уставных грамотах Белорусской Народной Республики, провозглашенной в 1918 году, государство гарантировало в пределах проживания белорусского народа соблюдение основных гражданских и политических прав. В 30-е годы в Западной Беларуси белорусские политические партии в своих политических программах официально выступали против смертной казни. В послевоенные годы белорусские молодежные подпольные организации имели целью построение независимой демократической Беларуси. В 1968 году белорусские диссиденты выступили против ввода советских войск в Чехословакию.

В результате борьбы за права человека в послевоенное время сотни белорусов пострадали от тоталитарных коммунистических властей, были осуждены, сосланы, преследовались иным образом. Так, белорусский диссидент, правозащитник Михаил Кукобака отсидел в психушках и лагерях 18 лет и был последним узником совести, который в 1989 году был освобожден из лагерей.

В 1988 году в Минске была создана первая белорусская правозащитная организация «Мартиролог Беларуси». А в 90-е годы появился целый ряд правозащитных организаций. Поэтому появление и работа «Весны» имеет логический исторический контекст. А ее актуальность обусловлена ​​большой потребностью, которая возникла в белорусском обществе в такой организации после 1994 года.

Мое выступление перед иностранными послами было пунктирным, но концептуальным. Информация была для них малоизвестной, поэтому, хотя и говорил я долговато, минут с 20, гости НЕ заскучали и слушали внимательно. Мы сами знать не знаем, насколько в свое время белорусы были включены, интегрированы в общеевропейские процессы. Тем более об этом не знают другие. Таким образом началось празднование 15-летия «Весны».

Весной 2011 года мы успели собраться и отпраздновать наш юбилей вместе с региональными активистами. А вот встречу с коллегами-правозащитниками в Минске устроить не успели, хотя и планировали ее. Как не успели издать и две книги, о которых я писал выше. Наконец книга интервью активистов “Весны” вышла в 2012 году, к следующей, 16-й годовщине.

Но, пожалуй, самым ярким событием, которое символически подвело черту под 15-летней историей «Весны», была история, связанная с моим арестом. Это событие нами вовсе не планировалось, но оно стало своеобразным итогом, вершиной нашей деятельности. Слабых не трогают. История «Весны» еще не закончена, она продолжается дальше.

Алесь Беляцкий, «Белорусский партизан»

Другие политические заключённые