Франак Вячорка: Система недооценивает людей, которых нельзя купить, сломать или запугать

Франак Вячорка, пожалуй первый политсолдат в Беларуси, в интервью palitviazni.info высказал мнение, что сегодня все закрытые учреждения страны, куда бросают оппонентов режима, по своей сути одинаковы. Ведь их главный смысл — не перевоспитать, а сломать человека. Сотрудники этих учреждений имеют в своем распоряжении почти неограниченные полномочия.

Франак Вячорка: Им дают определенный карт бланш на любые действия. А именно: ломка несогласных, подкуп, шантаж. Применяя не только советские сталинские методы, но также и давление на близких. Меня лично ломали через давление на близких и родных. Не вербовали, но столько раз давили на мою девушку, на ее родителей. Иногда даже было желание опустить руки, казалось, что ситуация просто безвыходная. Вербовали моих друзей. В армии же напрямую моим сослуживцам запрещали со мной разговаривать. А тем, кто ослушался, просто наказывали ночью “деды”, избивали за общение с “оппозиционером”, как меня называли в армии. А что касается тюрем, то как рассказывали Дмитрий Дашкевич, Андрей Санников, Алесь Михалевич — так это почти то же самое. Ведь это суть режима. И проявляется она в основном в таких “закрытых учреждениях”. Там это просто более насыщенно. Все методы и репрессии. В обычной повседневной жизни мы этого не замечаем, а вот в армии, когда я попал, это было ужасно, потому что было сконцентрировано в одном месте, и полтора года сильного давления существенно подкосили мое здоровье, мое психоэмоциональное состояние. А что можно тогда сказать о людях, которые изолированы годами и терпят в тюрьмах, в изоляции. И это страшно даже представить. Мы же просто недооцениваем условия этой системы. Но и система со своей стороны недооценивает идейность людей, которых нельзя купить, запугать или сломать. В армии же у меня был один принцип — “не верь, не бойся, не проси”. Я его постоянно повторял и может поэтому удалось все это перетерпеть и пережить.

– Прежде всего давление совершается в отношении молодых людей, которые приходят в организации и хотят чем-то заниматься полезным для страны. В итоге получается, что в стране, в рамках борьбы с инакомыслием полностью выжигается поле для любой инициативы. К чему это может привести?

Франак Вячорка: Молодежь всегда была и есть активная. Поэтому со стороны властей очевидно желание нейтрализовать прежде всего тех, кто выделяется, кто имеет лидерские способности и может вести за собой других людей и организации. И мы видим, что за последние годы не появилось ни одной молодежной организации. Те кто есть — это те же самые названия и те же лица. Была попытка во время кризиса летом 2011 года создать движение. Но закончилось все это арестами и попытками ворваться в квартиры юношей, которые организовывали сообщества. Но я убежден, что власти в ближайшее время просто потеряют контроль за ситуацией в стране. Ведь люди на улицах просто настолько возмущены. Я вижу, что уже нет разделения, как раньше, поколений на младшее и старшее. Где молодежь выступала за перемены, а старшие за стабильность. И сейчас молодежь становится двигателем изменений. И вместе со старшим поколением, которое является носителем мудрости, произойдут перемены в стране.

– А что, по Вашему мнению, станет предпосылкой, чтобы был уничтожен страх в обществе и произошли изменения?

Франак Вячорка: Мне кажется, что в обществе властвует не столько страх, сколько еще более худшая черта: равнодушие. И это нужно преодолеть. Только тогда, когда окружающим не будет безразлична судьба политзаключенных, которые же и страдают именно ради этих же людей, то это будет первый шаг. Конечно, крайне необходимо и наличие альтернативы. Причем не только персональной, но также и идейной альтернативы, ценностной. Которая была бы для людей ближе, чем доктрина просоветского лукашизма. Нужны креативные и новые идеи для общества. Еще один момент — нужна солидарность как внутри страны, так и за ее пределами. Я, например, встречался со своими сослуживцами, которые почему-то убеждены, что нет необходимости выхода на Площади, потому что их никто не поддержит за рубежом, что якобы мы там абсолютно никому не нужны. У людей есть ощущение , что их “кинул” Запад, Европа. И это надо переломить, хотелось бы, чтобы в Европе знали о нас и помогали нам.

– Одновременно Евросоюз, Запад солидарны с Беларусью. Но на политическом уровне ведется торговля узниками совести. Как это возможно изменить и можно ли говорить, что в стране существуют “бывшие политзаключенные”, ведь процесс реабилитации в стране власть не хочет проводить?

Франак Вячорка: Нет, не согласен с таким утверждением. Ведь вся страна продолжает находиться в заложниках. В заложниках у маразматических, непредсказуемых действий, шагов одного человека. Те, кто якобы выходят на свободу — ее не получают даже после тюрьмы. Их привязывают различными законодательными нормами, требованиями отмечаться, к ним приходят милиционеры, контролируется их жизнь. Это сегодня касается Павла Виноградова, это происходит с Дашкевичем, так было с Ириной Халип. Я думаю, что даже те, кто вынужденно уезжают за границу, тоже не до конца имеют свободу, так как они все равно связаны с Беларусью. У них остались в стране какие-то обязанности, сторонники. И поэтому они тоже не могут сказать, что свободные и на свободе. Свобода будет только тогда, когда в Беларуси не будет страха. Страха у родителей за детей, что они белорусскоязычные и обучаются на своем языке. Также, если ты выйдешь на улицу и свободно озвучишь свою позицию. И тебя за это не накажут, если КГБэшники не будут пугать за это. Свобода будет тогда, когда не надо будет платить сто долларов за выезд из страны. Вот тогда в Беларуси и не будет политзаключенных.

 

Зьвязаныя навіны:

Другие политические заключённые