Петр Мацёнжек: Узникам совести не приходится надеяться на Россию

Достаточно часто упоминается о солидарности Евросоюза с политическими заключенными в Беларуси. А какая роль в этом вопросе со стороны еще одного крупнейшего соседа нашей страны – России. Петр Мацёнжек – эксперт в области энергетической безопасности и бывшего СССР, считает, что ситуация достаточно плачевная.

Петр Мацёнжек: Отношения Евросоюза и Беларуси напоминают синусоид. Сначала Лукашенко бросает за решетку политических оппонентов, создавая политзаключенных, “закручивает гайки” в стране. А позже начинает торговать политическими заключенными. Ведь Евросоюз вводит в отношении него санкции. Даже несмотря на то, что санкции не всегда приносят плоды, принимая во внимание то, что Евросоюз – это ряд стран со своими интересами, своими заинтересованностями. И главной целью этой политической торговли людьми является попытка ликвидировать введенные ограничения, санкции. При этом Беларусь, по крайней мере в плане экономическом, все больше склоняется к интеграции с Россией. Происходит приватизация, правда, фактически за российский капитал. И, учитывая все это, для того, чтобы произошли какие-то изменения в стране, нужно, чтобы Лукашенко просто не стало. С точки зрения интересов Евросоюза, он не является полезным. Так что уступки, которые может сделать Брюссель, стоит сказать – многократно делал, они без смысла.

– Но торг политзаключенными Лукашенко ведет и дальше и, мало того, ему это удавалось?

Петр Мацёнжек: И даже очень часто удавалось. На поле отношений официального Минска с Брюсселем многократно успех был на стороне Лукашенко. Даже в случае с Польшей, о которой могу сказать больше – во время последней так называемой игры, которая действительно насмешила польское правительство, которую проводил Радослав Сикорский – министр иностранных дел Польши. Он вместе с Гидо Вестервелле, министром иностранных дел Германии, посетил Минск. Это было двойное путешествие. Но после этого произошла полная отмена отношений. Польшу даже обвинили в попытке навязать политическую систему в Беларуси. Много критики посыпалось на польские службы. А это свидетельствует о том, что такие шаги не имеют смысла. Даже несмотря на то, что и есть какие-то жесты со стороны Польши, или Евросоюза, все равно рано или поздно, если изменится конъюнктура, Лукашенко всегда изменит свою игру и склониться к России. Почему? Как уже и говорил, Евросоюз не имеет единого центра внешней политики. Правда, есть высокий представитель по делам внешней политики Кэтрин Эштон. Но отчасти ее шаги ограничиваются лишь декларациями. А помимо этого достаточно большая часть стран ЕС заинтересованы прежде всего в экономических отношениях, в ведении бизнеса с Лукашенко. Здесь пример – Словения, Литва. Даже несмотря на введенные санкции, эти страны поддерживают высокий уровень экономических контактов. Проявилось это во время объявления, что белорусские товары могут покинуть порты литовские и начнут отгружаться в портах российских. И таких примеров достаточно много. И тут список можно расширить даже такими странами, которые принципиальны в своих взглядах на права человека, среди которых даже Германия. Достаточно много экономических интересов этой страны в Беларуси. И поэтому всегда существует дилемма: интерес экономический или все же права человека. И вот именно это привело к тому, что политика ЕС не имеет успеха в отношении Беларуси.

– И при этом политзаключенные еще остаются за решеткой. Стоит ли белорусам ждать и надеяться на международную солидарность или все же стараться своими силами исправить ситуацию в стране? Есть ли эти силы сегодня в Беларуси?

Петр Мацёнжек: Когда мы говорим о политических заключенных – то здесь безусловно, только и исключительно сами белорусы должны позаботиться о себе. Должен появиться соответствующий, так сказать, фронт, который должен давить на власть. Но этого нет в стране. В Беларуси оппозиции практически не существует. Она очень слаба. Короткие примеры рождения гражданского общества мы наблюдали во время экономического кризиса в 2011 году. Но после нормализации ситуации с помощью российских кредитов исчезло и это. Не слышно больше о былой интернет-активности граждан. Если же говорить о помощи Евросоюза в освобождении политических заключенных, то я считаю это достаточно важным. И многое делается польскими депутатами. Достаточно ангажирован в эти дела Марек Мигальский. Который в Европарламенте имеет марку белорусского защитника. Но опять же – страны Евросоюза должны заботиться о своих интересах и своей политике. Поэтому с перспективы, например, польской, безусловным должно быть “закручивание гаек” в отношениях с Лукашенко и безусловным должен быть отказ от близких контактов, изоляция. Ведь изменения в Беларуси возможны, как мы видели ранее и убедились, только в связи с экономическими проблемами. Поэтому какие бы ни были попытки вести диалог с Лукашенко, или даже ведение бизнеса – все-равно, он отходит к России. Поэтому это пойдет даже себе в ущерб.

– И Россия пользуется этим? Ситуация с наличием политзаключенных для Кремля не существенна?

Петр Мацёнжек: Однозначно узники совести не могут надеяться на солидарность и помощь со стороны России. На постсоветском пространстве единственным примером солидарности Кремля с политическими заключенными является Юлия Тимошенко. Но здесь не искренние стремления, а только политическая игра, ведь для России это было выгодно. А в случае с Беларусью заинтересованность России в том, чтобы узники совести в дальнейшем были за решеткой. Ведь здесь Москва хочет законсервировать общественно-политическую ситуацию. И мы видим, что из года в год Лукашенко больше и больше зависит как от российского капитала, так и российского сырья. И я считаю это довольно печальной ситуацией, так как в стране более десятка политических заключенных. Россия не заинтересована в их освобождении, а Евросоюз, я считаю, должен понять недопустимость торговли с Лукашенко об их освобождении.

palitviazni.info

 

Зьвязаныя навіны:

Другие политические заключённые