Анастасия Положанко и Дмитрий Дашкевич наконец поженились

Анастасия взяла фамилию мужа, а после бракосочетания молодоженам разрешили побыть вместе всего 10 минут.

Однако брак дал право на свидание — первое за два года. В условиях гродненской тюрьмы строго режима это — 2 часа через стекло, и то не сразу. Но Анастасия Положанко, которая с сегодняшнего дня стала Анастасией Дашкевич, считает эти события чудом на Рождество и их с Дмитрием большой победой.

“Мы пытались несколько раз до этого подать заявление и расписаться. Но у нас не получалось — или Дмитрия переводили, или нам отменяли, или еще какие-то причины находили”, говорит Анастасия Дашкевич.

Больше года им мешала формальность — Дмитрию так и не вернули после суда паспорт. Хотя Анастасия даже нашла документ — увидела в кабинете у следователя КГБ. Но и это не помогало.

Анастасия Дашкевич: “Когда мне показывали личные вещи Дашкевича, среди них были его рюкзак и его паспорт. Но никто его присылать Дашкевичу в колонию не собирался, ведь они прекрасно понимали, что это даст возможность нам расписаться. Мы с адвокатом больше полугода писали жалобы в разные структуры с просьбой вернуть паспорт. Наконец Генпрокуратура написала нам, что “точное местонахождение паспорта указать или подтвердить не удалось”. С этой бумагой мы обратились в колонию с просьбой восстановить заключенному паспорт”.

Когда паспорт был восстановлен, были долгие задержки, срывы и переносы, пока наконец Анастасия не услышала в ЗАГСе дату: 19 декабря.

Анастасия Дашкевич: “То, что сейчас произошло, я считаю чудом Господним. Потому что первоначально бракосочетание должно было состояться 19 декабря. Я подала документы 12.12.12 — и мне сказали, что дата 19 декабря. Я сначала напряглась, потому что это было через неделю, я была простужена, и главное: 19 декабря — это одна из самых трагичных дат в нашей жизни. Но ситуация разрешилась за меня — позвонили из гродненского ЗАГСа и сообщили, что 19-го ничего не произойдет, потому что у них День ЗАГСа. И наша роспись переносится на 26 декабря”.

Анастасия верила до последнего, крутила в голове два варианта: или новый срыв и перенос, или все-таки чудо на Рождество.

Анастасия Дашкевич: “Я приехала в гродненский ЗАГС, отдала свой паспорт — и убедилась, что все в порядке. В этом паспорте мне сразу же первой поставили штамп о том, что Дашкевич является моим мужем. Я еще пошутила, что теперь у Дашкевича не будет вариантов!.. После этого мы с сотрудницей ЗАГСа пошли в гродненскую тюрьму”.

Анастасия после этого была готова к подвоху — слишком уж медленно и долго сотрудники тюрьмы проверяли, все ли документы в порядке.

Анастасия Дашкевич:Меня завели в комнату первой, чтобы я ждала Дмитрия. Он зашел, снял на автомате шапку и сказал: “Ничего себе”. Он, видимо, тоже думал, что снова увидит адвоката, который сообщит, что ничего не получилось… Потом мы подошли к столу, была стандартная речь сотрудницы ЗАГСа. Потом спросили, какую я беру фамилию. Возникла небольшая пауза, хотя мы с Дмитрием неоднократно обсуждали в письмах этот момент. Безусловно, я сказала, что беру фамилию Дашкевич! Он очень обрадовался. Как я потом пошутила, раньше у режима был один Дашкевич — одна проблема. А теперь стало две! Потом к столу подошли свидетели — сотрудники колонии. И Дмитрий даже в шутку сказал им: через год будем праздновать, мы ведь теперь как одна семья — и все рассмеялись!”

Анастасия рассказывает, что все произошло очень быстро. Пять минут — сама регистрация брака, еще пять им дали побыть вместе. Затем сотрудники тюрьмы извинились и вывели Дашкевича из комнаты. В колонии, где находился Дмитрий Дашкевич раньше, после бракосочетания было положено трехдневное свидание. Здесь — два часа через стекло. И то по каким-то причинам в день свадьбы его не дали, сказав “писать заявление — и будет в ближайшее время”.

За эти 10 минут Анастасия старалась насмотреться на своего возлюбленного, которого видела два раза за два года — на суде и на похоронах мамы Дмитрия.

Анастасия Дашкевич: “Я была шокирована, увидев Дмитрия. Приятно шокирована. Для меня это совершенно тот же человек, с которым мы прощались. Когда мы сидели и разговаривали, было впечатление, что я видела его вчера. Не верилось, что это человек, который прошел такие тяжелые и ужасные испытания. Я узнавала его мягкий любящий взгляд, узнавала его… Хотя он очень исхудал, очень бледный. Я удивилась, что он побрит наголо — потому что он писал, что хочет хоть немного отрастить волосы к этому событию. Но ему угрожали, что наденут на него наручники и заставят бриться”.

Наконец статус “невеста Дашкевича”, с которым Анастасия жила почти два года, изменился на “жену”. Что еще выиграли молодые от свадьбы за решеткой?

Анастасия Дашкевич: “Это был единственный шанс увидеть его. И это самый лучший подарок, который мы могли сделать друг другу на Рождество и Новый год. Это очень важно для меня, что с сегодняшнего дня и навсегда мы — супруги. У меня была возможность хотя бы просто прикоснуться к нему. Также я имею право теперь на несколько, пусть и коротких, но встреч, которых мы были лишены все это время”.

Разумеется, Анастасия не надевала белое платье — это нелепо в тюрьме, где жениха приводят в робе. К тому же настоящая свадьба — впереди.

Анастасия Дашкевич: “Это важный шаг, но главная свадьба впереди. Мы с Дмитрием ждем венчания, чтобы мы стали настоящими супругами перед Небесами”.

Свадьба прошла в тайне — Анастасия до последнего не говорила никому, чтобы не сглазить. Даже отец узнал уже по факту.

Анастасия Дашкевич: “Отец фактически догадался, в чем дело. Я позвонила и сказала, что еду из Гродно, но без адвоката. Он сразу и спросил: “Как дела у Димы?..” Я ответила, что Дима сияет. А дома я показала свидетельство — и папа поздравил меня. Кстати, Дима в письме просил согласия моего отца на этот брак — и получил его”.

Анастасия говорит, что ей удалось сохранять покой на протяжении всей церемонии. И только в одном моменте она содрогнулась.

Анастасия Дашкевич: “Когда его стали уводить от меня — я поняла, что сказка закончилась. Поняла, что впереди еще время до августа. Как максимум — или как минимум”.

18 декабря 2012 года Дмитрий Дашкевич должен был выйти на свободу, если бы из него не сделали “злостного нарушителя” и не добавили еще год тюрьмы строго режима.

Дмитрия Дашкевича схватили 18 декабря 2010 года и обвинили в избиении неизвестных, осудив на 2 года лишения свободы. Анастасия Положанко была схвачена на следующий день, 19 декабря 2010 после Площади, провела 2 месяца во внутренней тюрьме КГБ, была приговорена к 1 году лишения свободы с отсрочкой на 1 год.

euroradio.fm

Другие политические заключённые