Антон Суряпин: «Самое болезненное в этой истории – Катя из Ивенца»

Фигурант дела о «плюшевом десанте» Антон Сурапин возобновил занятия на журфаке БГУ вопреки опасениям, что его могут отчислить по идеологическим причинам.

Но закончился ли дело о медвежатах так же благополучно для всех, кого оно коснулось?

Как передает «Радыё Свабода», 8 октября снова начал занятия на журфаке фотограф Антон Суряпин, которому летом пришлось почти месяц отбыть в изоляторе КГБ в качестве фигуранта дела о «плюшевом десанте». После освобождения Антон Суряпин жил в Слуцке, потому что не имел права уезжать в Минск, потом проходил студенческую практику и параллельно искал жилье в столице, а когда нашел, неожиданно заболел. Сегодня Антон пришел на занятия и узнал, что к нему никто не выдвигает претензий, хотя все, включая преподавателей, знают о его злоключениях:

«Одна преподавательница рассказала, что в то время была в Германии и, увидев сюжет обо мне по «Евроньюс», чуть со стула не упала. Что нет претензий – так какие могут быть претензии? История происходила летом, когда у меня были каникулы. Что касается идеологических разговоров, то и их пока не было», – рассказал студент.

Следователи арестовали парня по подозрению в помощи шведам, которые 4 июля на легкомоторный самолете пересекли белорусско-литовскую границу и после двух часов полета над Беларусью сбросили, как они утверждают, 800 игрушечных медвежат с плакатами в защиту свободы слова. Основанием, чтобы обвинить Суряпина, стало то, что это он первым разместил на своем сайте фотографии медвежат, найденных в Беларуси, а именно – в городском поселке Ивенец. Позже стало известно, что фотографии ивенецких плюшевых мишек прислала студенту его знакомая из Ивенца Екатерина Скурат. После ареста Антона Суряпина появилась информация, что девушку много часов допрашивали следователи КГБ. Позже родственники девушки заявили, что никакого допроса не было и попросили журналистов больше их не беспокоить. Когда в середине августа Антон Суряпин освободился из изолятора КГБ, то публично предложил Кате Скурат… пожениться. Судя по всему, эта тема, однако, не получила развития:

«Для меня это самая больная тема, это единственное, за что я очень сильно переживаю во всей этой истории. Просто не хочу об этом говорить. У меня начинается депрессия и апатия, когда я начинаю думать и говорить об этой девушке».

Что касается самого дела, то Антона Суряпина за время после освобождения из КГБ ни разу на допросы не вызывали, однако он остается под подпиской о невыезде.

Второй фигурант дела, которого также обвинили в содействии шведам, – риелтор Сергей Башаримов. Это у него шведы пытались арендовать в Минске квартиру. Сергей Башаримов, как и Антон Суряпин, также больше месяца провел в изоляторе КГБ и освободился из «американки» под подписку о невыезде. Подруга Сергея Ирина Логойко по-прежнему отвечает за Сергея, так как свои контакты журналистам он так и не передал:

«Работает, все с ним как было раньше. Остается подписка о невыезде. На допросы не вызывают. Будто забыли. Может, это и хорошо».

Авторы сенсации – шведы из пиар-компании «Studio Total» – в Беларусь на допрос, как требовал КГБ, так и не приехали, и в Швеции с белорусскими следователями тоже не встречались. Это подтвердил «Свободе» Пер Кромвел, который 4 июля снимал на видео полет над Ивенцом своих коллег Томаса Мазетти и Ханны Фрей. В КГБ не говорят, когда будет завершено расследование. Пресс-секретарь КГБ Александр Антонович отметил:

«Не готов об этом ничего сказать. Эти проблемы будет решать следствие. Если что, мы сообщим, поскольку понимаем интерес к этому делу».

На прошлой неделе, 4 октября, был отправлен в запас генерал-майор Александр Пашукевич, который руководил ВВС и войсками ПВО Северо-западного оперативно-тактического командования. Генерала называют очередной жертвой «шведского десанта» после освобождения в июле от должностей председателя Госпогранкомитета Игоря Рачковского и командующего ВВС и войсками ПВО Дмитрия Похмелкина.

charter97.org

Другие политические заключённые