Павел Сыромолотов. 620 дней за решеткой.

Через несколько минут после того, как приехал домой, Павел Сыромолотов дал первое интервью “Радыё Свабода”:

– Во-первых, поздравляем Вас с освобождением. Расскажите, пожалуйста, как это произошло.

– 25 сентября нас с Сергеем Коваленко вызвал в свой кабинет «отрядник» (начальник отряда). Сказал, сегодня, 25-го, вы поедете домой, собирайтесь. Нас завели в режимный отдел, обыскали, сказали, что в скором времени придет оригинал документа. Но оригинал бумаге все не приходил, и мы все это время ждали, когда нас отпустят. Коваленко отправили раньше. А меня 27 сентября примерно в 13 часов вывели из зоны, довезли до железнодорожного вокзала, подождали, когда придет мой поезд, купили мне билет и отправили. И вот я дома…

– Вы писали прошение? Когда это было?

– Прошение писал мой адвокат. Это было ровно 3 месяца назад, 25 июня. 30 июня бумага уже ушла. Видимо, они очень ждали этого прошения. И только через 3 месяца меня освободили.

– Как с вами там обращались? Как вообще вы там чувствовали себя?

– Трудно однозначно ответить… Если была малейшая возможность к чему-то придраться, мне сразу приписывали нарушения. Когда я писал какие-то заявления, старались тянуть или вообще эти мои заявления терялись… Короче, все в таком стиле. Я был «злостным нарушителем» режима. На меня «повесили» 5 нарушений режима перед тем, как я написал прошение.

– Вас заставляли писать прошение?

– Они мне предлагали писать. Но до этого я сам решил написать прошение.

– Я только что разговаривала с мамами Евгения Васьковича и Артема Прокопенко. Они Вас тоже поздравляют, очень рады за Вас. Единственное, сказали, что Ваши друзья все разговоры о прошениях прекращают, говорят, что не будут писать…

– Понятно…

– Доходили ли к Вам письма от друзей, от других заключенных?

– От заключенных они не могут доходить, их просто не выпустят. Но зачастую многие письма не доходили.

– Доходили ли к Вам вести с воли, знали ли вы о поддержке, чувствовали, что общественность, правозащитники за вас борются?

– Кое-что доходило, но не в полной мере. Газеты доходили не всегда. Когда я звонил родным, они мне рассказывали, что происходит.

– Не сожалеете о такой ​​суровой школе жизни?

– Нет, не жалею, даже немного рад, что прошел.

– Что самое трудное было в заключении?

– Самое трудным, наверное, был разрыв с родными. Разлука.

– Ну а что теперь будете делать? Первые шаги на свободе?

– Мне пока трудно ответить…

Павел Сыромолотов родился 30 апреля 1991 года в Бобруйске. После школы окончил профтехучилище. Работал на заводе, учился в химико-технологическом техникуме на вечернем отделении.

Взят под стражу 17 января 2011 года за попытку поджога в ночь на 17 октября 2010 года здания Бобруйского КГБ, в которое были брошены бутылки с зажигательной смесью. 18 мая 2011 года вместе с Евгением Васьковичем и Артемом Прокопенко осужден судом Бобруйска на 7 лет лишения свободы (ч. 2 статьи 339 – злостное хулиганство, и ч. 3 статьи 218 Уголовного кодекса – повреждение имущества в особо крупном размере). Отбывал наказание в колонии № 19 в Могилеве. В июне 2012 года Павел написал прошение о помиловании.

svaboda.org

Другие политические заключённые