До предъявления обвинения Башаримов даже не знал, за что он сидит в тюрьме КГБ

С узником «американки», обвиняемым в организации «плюшевого десанта», наконец встретились родственники.

Родственники минского риэлтора Сергея Башаримова впервые получили разрешение на свидание с заключенным СИЗО КГБ. Так мать Сергея, Людмила Башаримова, узнала, что до предъявления обвинения сын даже не знал, за что он сидит в тюрьме: «Никто рядом с нами не сидел, мы говорили в трубку телефона, и всё прослушивалось. С другой стороны — нам с ним нечего было скрывать.

Он по-прежнему говорит, что ни в чем не виноват, ведь сколько людей работает в его компании, каждый мог оказаться на его месте, а оказался он.

Теперь он в курсе событий, но сначала даже не знал, в чем его обвиняют и что этот самолет нарушил границу — ничего этого не знал.

Что-то видел по телевидению, но информации мало, ведь газет там нет.

У него аллергия, и ему тяжело, когда кто-то курит.

На прогулки его выводят, говорит, что еда сносная. Плохо, что он не может читать то, что хотел бы, не может языки изучать. Книги я бы купила, но передать их туда нельзя. Выглядит он нормально и, с одной стороны, мне немного легче стало, а с другой — я вышла и просто там стояла…»

Родители второго арестованного за «плюшевый десант» — фотожурналиста Антона Суряпина — получили от сына долгожданное письмо, сразу на четырех страницах,

в которых Антон благодарит коллег за поддержку, ободряет родственников.

Отец узника совести Андрея Суряпина рассказал: «Пишет, что все нормально, благодарит за поддержку — он там ее чувствует. Видел сам себя по телевизору в воскресенье и пишет, что, ты же мама, понимаешь — судить меня рано. И смайлик нарисовал — это знак такой, что он в хорошем настроении, чтобы мы, родственники, особо не переживали и не волновались.

Как он написал: чашками валерьянку не пейте.

Дал нам номер счета, на который можно перевести деньги, — это значит, что они там могут что-то приобрести себе, как я понимаю. Дал адрес, куда можно отправить телеграмму. Пишет, что надеется, что скоро будет дома.

Написал еще: мама, папа — посылаю вам привет от “упёртого” сына. Значит, он там не сломался, не падает духом и в хорошем настроении».

Елена Сурапина говорит, что сразу же направила Антону телеграмму и письмо, чтобы поддержать сына: «Я сразу вечером выслала телеграмму: держись, крепись — мы с тобой. А затем письмо написала, что все его поддерживают, что скоро все это безумие закончится, что переживаю за институт, ведь скоро сентябрь. И конечно же, через слово — о том, что мы его ждем. Немного все это нас успокоило, хотя бы на выходные дни, — если получится так, что его все же не отпустят».

С Антоном Суряпиным и Сергеем Башаримовым в ближайшие дни должны встретиться их адвокаты.

nn.by

Другие политические заключённые